Режиссерский кампус в Поленово

С 17 по 22 октяб­ря 2015 года в Музее-запо­вед­ни­ке В.Д. Поле­но­ва состо­ял­ся режис­сёр­ский кам­пус, в кото­ром при­ня­ли уча­стие сту­ден­ты и выпуск­ни­ки мастер­ской «Режис­су­ра музы­каль­но­го видео» (кура­то­ры Андрей Мусин и Алё­на Кукуш­ки­на) Ака­де­мии ком­му­ни­ка­цйи Wordshop.

В шко­ле В.Д. Поле­но­ва в селе Стра­хо­во участ­ни­ки кам­пу­са пока­за­ли спек­такль теат­ра теней «Пти­цы» (режис­сёр Мари­на Тол­сто­б­ро­ва) и откры­ли фото­вы­став­ку «Point A» (рабо­ты Ната­лии Сит­ни­ко­вой, Мари­ны Тол­сто­б­ро­вой, Ива­на Смурыгина).

За вре­мя кам­пу­са ребя­там нуж­но было при­ду­мать и снять корот­кую видео­ра­бо­ту, самим сыг­рать все роли.

Сей­час начи­на­ет­ся мон­таж полу­чив­ше­го­ся материала.

Отзы­вы участ­ни­ков кампуса:

Вла­ди­мир Галеев:

Так как на съем­ках у нас были непро­фес­си­о­наль­ные акте­ры, нуж­но было ста­вить зада­чи для них не как для акте­ров (пере­дать опре­де­лен­ное состо­я­ние, напри­мер), а ста­вить зада­чи кон­крет­ные, свя­зан­ные с про­стран­ством и самим чело­ве­ком. Эта прак­ти­ка дала мне воз­мож­ность быст­ро, на ходу при­ду­мы­вать зада­чи для актёров.

В Поле­но­во мно­го раз­но­об­раз­ных, нахо­дя­щих­ся рядом лока­ций. При­чём все они мно­го­уров­не­вые и мно­го­пла­но­вые, что дела­ет кадр кра­си­вым для гла­за. Поиск таких лока­ций и ракур­сов дал мне пони­ма­ние того, что на срав­ни­тель­но неболь­шой тер­ри­то­рии мож­но най­ти тыся­чи ком­би­на­ций кадров.

Прак­ти­ка съем­ки одно­го кад­ра с тре­мя или пятью каме­ра­ми одно­вре­мен­но с раз­ных ракур­сов дала пони­ма­ние того, что у каж­до­го опе­ра­то­ра свое виде­ние одной и той же ситу­а­ции, одно­го и того же чело­ве­ка. И что у раз­ных опе­ра­то­ров одни и те же акте­ры в кад­ре выгля­дят совер­шен­но по разному.

Рабо­тая в коман­дах по 3–4 чело­ве­ка, я понял, что наи­боль­шую эффек­тив­ность и резуль­тат при­но­сит, во-пер­вых, гар­мо­нич­ное вза­и­мо­дей­ствие с коман­дой, во-вто­рых, соб­ствен­ная ини­ци­а­ти­ва и ответ­ствен­ность, в‑третьих – сво­бо­да про­бо­вать реа­ли­зо­вы­вать схо­ду при­хо­дя­щие идеи на площадке.

Когда рабо­та­ешь в режи­ме услов­ных рас­кад­ро­вок, при­хо­дит пони­ма­ние, что кино = есть чистое твор­че­ство, что моя интер­пре­та­ция кад­ра или сце­ны – есть искусство.

Мари­на Толстоброва:

Чему я научи­лась на кам­пу­се? Преж­де все­го, тому, что в любом пре­пят­ствии, в любом “не-по-пла­ну-собы­тии” нуж­но уви­деть усло­вие, дела­ю­щее зада­чу инте­рес­нее, уви­деть пода­рок, допол­ни­тель­ный шанс сде­лать съем­ку уни­каль­нее. Нуж­но уви­деть имен­но так, не поз­во­ляя себе рас­сла­бить­ся. Это не так уж и слож­но, но и не про­сто, во вся­ком слу­чае для меня, пото­му как это тре­бу­ет дове­рия к себе.

Я не могу ска­зать, что я уже научи­лась себе дове­рять. Но я уви­де­ла, насколь­ко я себе не доверяю.

“Насто­я­ще­му, чтоб обер­нуть­ся буду­щим, тре­бу­ет­ся вчера”.

Пожа­луй, имен­но после поезд­ки на кам­пус в Поле­но­во я почув­ство­ва­ла, что это зна­чит. И насколь­ко мне нуж­но моё “вче­ра”, да и навер­ное, каж­до­му из нас, – хотя бы то, что было береж­но рас­ко­па­но, раз­бу­же­но в памя­ти; и вме­сте с тем нечто боль­шее, что вдох­ну­лось с вечер­ни­ми запа­ха­ми засы­па­ю­щей реки, что при­хо­ди­ло во сне, непро­яв­лен­ное и непо­ня­тое, но уже навсе­гда поселившееся.

Костю­мы, неуло­ви­мо похо­жие на япон­ские одеж­ды, слов­но были созда­ны для наше­го кам­пу­са, для этой усадь­бы, этих дней. В них было любо­ва­ние мгно­ве­ньем, зави­са­ние, как буд­то кап­ля вре­ме­ни засты­ла внут­ри золо­ти­сто-янтар­но­го сгустка.

И сами сьем­ки напо­ми­на­ли немно­го япон­скую живо­пись – так хоте­лось запе­чат­леть то хруп­кое, стран­ное, часто при­зрач­ное состо­я­ние, кото­рое нас окру­жа­ло, так важ­но было най­ти то малое и выра­зи­тель­ное, что мог­ло пере­дать, не разрушив.

Мар­га­ри­та Суслова:

Я научи­лась выби­рать лока­ции для съе­мок и стро­ить ком­по­зи­цию кад­ра, видеть воз­мож­но­сти окру­же­ния для постро­е­ния нуж­но­го ощу­ще­ния в кад­ре. Рань­ше я иска­ла кад­ры, где атмо­сфе­ра созда­ва­лась мно­же­ством пла­нов, ухо­дя­щих к гори­зон­ту, где было небо. Сей­час на небо нель­зя было рас­счи­ты­вать, часто оно было белое, поэто­му мы исполь­зо­ва­ли пла­ны, где есть про­стран­ство, созда­ва­е­мое релье­фом, водой.

Я уви­де­ла, насколь­ко важен ракурс съем­ки, что он кар­ди­наль­но меня­ет изоб­ра­же­ние. Инте­рес­ный ракурс может стать частью сюже­та. Он про­во­ци­ру­ет на созда­ние мизан­сце­ны. Мы виде­ли мостик через овраг с круг­лым отвер­сти­ем для сто­ка воды, и это отвер­стие каза­лось ходом в дру­гое изме­ре­ние толь­ко с опре­де­лен­но­го ракурса.

Я пер­вый раз была в роли акте­ра и поня­ла, как важен костюм, что он под­чи­ня­ет дви­же­ния чело­ве­ка. Мне было инте­рес­но ходить чер­ным силу­этом, напе­ва­ю­щим фран­цуз­ские песен­ки себе под нос, по жёл­то­му лесу с чер­ны­ми кра­пин­ка­ми на жел­тых листьях. Неожи­дан­но кра­си­вая одеж­да, кото­рую я стес­ня­лась носить в Москве, ста­ла моим рабо­чим костю­мом, сапо­ги на высо­ком каб­лу­ке, в кото­рых я про­шлась 1 раз до рабо­ты и поня­ла, что их место навсе­гда в шка­фу, ста­ли сапо­га­ми для леса и хол­мов. Конеч­но, в них было немно­го опас­но ходить по коч­кам, но игра очень увле­ка­ла. Мами­на широ­ко­по­лая шля­па была очень рада при­зна­нию. То, что есть в моем харак­те­ре и не очень умест­но для офи­са, при­го­ди­лось для съе­мок, мне нра­вит­ся играть и здесь это было к месту. Лег­кость и хруп­кость, стран­ная роман­тич­ность при­вле­ка­ют взгля­ды и это рабо­та­ет, я наде­юсь, не толь­ко в лесу. Попро­бую в Москве этот образ.

Софья Фёдо­ро­ва:

Для меня каж­дый кам­пус – это некий вызов, challenge myself. Этот не стал исклю­че­ни­ем. Были и ненор­ми­ро­ван­ный гра­фик, и мно­го новой инфор­ма­ции, и заход на тер­ри­то­рии лич­но­го. Гово­рить на людях о вещах, в кото­рых ты даже себе не все­гда можешь при­знать­ся – тре­бу­ет уси­лий. Вый­ти впер­вые перед зри­те­ля­ми на спек­такль – тоже испытание.

Уди­ви­тель­ным для меня было то, что при всей слож­но­сти и интен­сив­но­сти про­ис­хо­дя­ще­го, в самом Поле­но­во мне было спо­кой­но. Моя мни­тель­ность и тре­вож­ность засну­ла, появи­лось про­стран­ство для новых впе­чат­ле­ний. Дере­вен­ская шко­ла, кото­рая была осно­ва­на Поле­но­вым, его дом, в кото­ром очень мно­гое – вещи, сде­лан­ные сво­и­ми рука­ми, мастер­ская худож­ни­ка и выстав­ка с теат­раль­ны­ми кук­ла­ми – все это пред­ме­ты твор­че­ства, осо­бен­но­сти жиз­ни твор­че­ских людей. Поэто­му само место спо­соб­ству­ет нашей работе.

Мне повез­ло быть в Поле­но­во на съем­ках этим летом, осе­нью неко­то­рые лока­ции изме­ни­лись неузна­ва­е­мо. Дали совер­шен­но новую нату­ру, новую кра­со­ту, с кото­рой было инте­рес­но рабо­тать и зано­во осмыс­лять открыв­ше­е­ся перед тобой вро­де бы уже зна­ко­мое про­стран­ство. Сни­мать кино круг­лый год и ни разу не повториться.

Есть еще одна деталь, кото­рую пока не уда­лось инте­гри­ро­вать в рабо­ту, но она очень силь­но обра­ти­ла на себя вни­ма­ние. Пре­ем­ствен­ность и то, как береж­но Поле­но­вы отно­сят­ся к сво­е­му насле­дию. В моей семье куль­ти­ви­ру­ют­ся похо­жие цен­но­сти, поэто­му этот важ­ный момент для меня силь­но резо­ни­ро­вал. Мне кажет­ся, это явля­ет­ся одной из клю­че­вых осо­бен­но­стей дан­но­го места. Может быть имен­но об этом сто­ит рас­ска­зать боль­ше. Но в этот раз у нас было мень­ше неде­ли на весь про­цесс, поэто­му мы в основ­ном сни­ма­ли кра­со­ты Поле­но­во и свою исто­рию в них.

К раз­го­во­ру о тех съем­ках, кото­рый про­хо­ди­ли сейчас.
Моя заснув­шая мни­тель­ность дала воз­мож­ность выудить два новых навы­ка, оба идут от одно­го глав­но­го «не боять­ся и делать».

Во-пер­вых, я учи­лась застав­лять себя брать в руки каме­ру и сни­мать, не при­ду­мы­вая резуль­тат напе­ред, а про­сто ста­ра­ясь по мак­си­му­му здесь и сей­час. При­гла­ше­ния посни­мать тоже ждать не сто­ит. Есть сво­бод­ная мину­та, не заня­та в дуб­ле – беру каме­ру и сни­маю. Рань­ше тако­го не было, рань­ше было страш­но, и отго­вор­ки все вре­мя нахо­ди­лись. Вро­де того, что со мной еще 3 рука­стых пар­ня рядом, они точ­но луч­ше меня сни­мут. А что есть луч­ше или хуже? У каж­до­го свой взгляд. Так и ока­за­лось: вся наша коман­да уви­де­ла Поле­но­во абсо­лют­но по-раз­но­му. Каж­дый нашёл свой(!) инте­рес­ный мате­ри­ал для фото и видео, я ста­ра­лась жад­но выхва­ты­вать и сни­мать все, что пред­став­ля­ет для меня интерес.

Вто­рая важ­ная вещь за про­шед­ший кам­пус – учить­ся рабо­тать с акте­ром. Ста­вить ему зада­чу как режис­сер. Нача­лось все с кре­а­тив­ных мето­дик, кото­рые мы изу­ча­ли на тре­нин­ге в боль­шом зале Поле­нов­ской шко­лы. Сно­ва ока­за­лось важ­ным не боять­ся. Собрать­ся с мыс­ля­ми и вой­ти с акте­ром в кон­такт, поправ­лять, пре­ры­вать, если нуж­но, искать вме­сте общее чув­ство, пере­жи­ва­ние у пер­со­на­жа и у акте­ра, най­ти у них это общее и заста­вить это рабо­тать в кад­ре. Поз­же на съем­ках неко­то­рые вещи из тре­нин­га в шко­ле очень при­го­ди­лись, но боль­ше все­го тре­бо­ва­лось “не пасо­вать и не бук­со­вать” самой.

Пожа­луй, после кам­пу­са оста­лась недо­воль­на собой толь­ко как актри­сой. Оба­я­ние, шарм, хариз­ма – все есть, но если пони­маю, что меня сни­ма­ют, начи­наю крив­лять­ся, при­чем неосо­знан­но, тело как-буд­то само меня выда­ет. Для себя поня­ла, что хоте­лось бы канал “актер­ская зада­ча – испол­не­ние” настро­ить более грамотно.

Поли­на Панфилова:

Рабо­та по созда­нию корот­ко­го мет­ра, на мой взгляд, рас­кры­ла и уси­ли­ла инди­ви­ду­аль­ность каж­до­го участ­ни­ка. Орга­ни­зо­ван­ные Але­ной Кукуш­ки­ной и Андре­ем Муси­ным кре­а­тив­ные тре­нин­ги затро­ну­ли такие темы, как сны, лич­ное пони­ма­ние све­та и тьмы, – и помог­ли най­ти ори­ги­наль­ные клю­чи к созда­нию сце­на­рия, рабо­те над пер­со­на­жа­ми, поис­кам нату­ры и съем­кам, и для меня вопло­ти­лись в испол­нен­ной роли.

Худо­же­ствен­ная игра со све­том, пере­во­пло­ще­ни­ем и парт­нёр­ством ста­ли для меня откры­ти­ем этой осе­ни. Я с удо­воль­стви­ем уво­жу с собой полу­чен­ное на кам­пу­се пони­ма­ние кино­про­цес­са как твор­че­ской пло­щад­ки, где режис­сё­ры, опе­ра­то­ры и актё­ры ста­но­вят­ся еди­ной коман­дой, шаг за шагом созда­ю­щей искус­ство. Теперь я точ­но знаю, что меч­та каж­до­го худож­ни­ка осу­ще­стви­ма, и кам­пус создал твор­че­скую сре­ду, в кото­рой сотруд­ни­че­ство будет продолжаться.

Ори­ги­нал ста­тьи здесь: http://wacademy.ru/news/itogi-kampusa-masterskoy-/
Menu